#аргентина

Однажды мы с папой остались одни. Мама улетела к бабушке аж на две недели, и наконец наступила свобода. Посуду мыть — не надо! Переодеваться после улицы — не надо! Заплетать...

Читать полностью

Однажды мы с папой остались одни. Мама улетела к бабушке аж на две недели, и наконец наступила свобода.
Посуду мыть — не надо!
Переодеваться после улицы — не надо!
Заплетать косичку каждое утро — не надо!

Трогать уличных кошек и собак — можно!
Смотреть футбик с Диего Марадоной в два часа ночи — можно!
Анархия длилась неделю. И тут кончились деньги. До получки три дня. И мы с папой пошли сдавать бутылки.
В киоске, где принимали тару, денег не давали, на вырученное можно было взять что-то из товара. «Выбирай!» — щедро махнул рукой папа.
Считать деньги я уже умела.
— Давай купим девять.. или нет, получается, десять! Пива и лимонада!
— Ты так пить хочешь, что ли? — засмеялся папа.
— Неее! Ну просто, вот кончатся опять денюшки — и зато будут бутылки, чтобы их сдать!
Папа покраснел. Потом позеленел.
Потом утащил меня домой, оставил, и через два часа вернулся, нагруженный пакетами с тархуном и дюшесом, импортными чипсами, шоколадными вафлями, «Мишками на севере», мороженым и малоинтересной какой-то всякой едой.
Я чавкала под тот самый легендарный «Гол столетия» в матче «Аргентина — Англия». Только краем уха услышав папино: «Дочь. Пока я жив — ты никогда ни в чем не будешь нуждаться».
Перед встречей мамы в аэропорту мы вместе пыхтя убирались дома, и заплели мне первую косичку за полмесяца. Нечаянно запутав в неё пуговки от платья.
Интеллигентная мама за всю жизнь выругалась только однажды, выстригая куски косы безнадёжно застрявших в пуговицах волос.
И зажили мы по-прежнему: каша на завтрак, лимонад в награду, «Приключения Электроника» и «Три мушкетёра».
Ещё каких-то две недели — и я стану старше тебя, папа.
У меня с детства твой суровый прищур, и косметолог ругается, представляешь?
И любовь к чаю с гвоздикой и пахучим некрасивым садовым розам.
И косы я и сама плету ужасно коряво, пап, но сейчас уже и не нужно, я уже взрослая, пап, у меня стрижка.
Я ни черта не серьезная, как мечтала мама. А Марадона оказался наркоман и сутенер, но это же неважно, пап, правда?
Что-то другое в жизни важно, папа, что-то другое. Я ещё не знаю, я ещё учусь.
Потихоньку живу, папа. Ни в чем не нуждаюсь.
И ещё каких-то две недели — и я навсегда стану старше тебя.
Так странно, папа.
Автор: Диана Азизова
Иллюстрация: Снежана Суш

Однажды мы с папой остались одни. Мама улетела к …